"Какпомочь.ру" 10 лет помогает сиротам г. Мезень Архангельской области. Этот проект помощи получил название «Мезенская упряжка».

Почему – упряжка?

Мезень – город в Архангельской области, почти на берегу Белого моря. Упряжка – типичный для севера транспорт. Дорогу построили только в 2008 году, до этого в Мезень можно было добраться только зимой, по зимнику, утрамбованному снегу. В остальное время сообщение было только по морю и воздуху. Мезень – город маленький, скорее поселок, чем город, хоть и райцентр. Уклад жизни там сельский. И живут очень бедно. По российским меркам Мезень находится почти на краю света. Именно в Мезени, в Пустозерском остроге, томился в ссылке протопоп Аввакум. В 17 веке Мезень была местом крупных ярмарок, через нее проходил Северный торговый путь в Сибирь. Сейчас это – депрессивный регион, из которого давно уехали все, кто мог. В «АиФ – Архангельск» была опубликована статья о том, как известный в Мезени ветеринар умер от сердечной недостаточности. Его можно было спасти. Но в ту ночь весь персонал местной больницы, медсестра, две санитарки и терапевт – были пьяны. Повальное пьянство, безработица, отсутствие перспектив, и все это вдали от цивилизации – картина печальная. Одним из градообразующих учреждений был Мезенский детдом. Большинство его воспитанников – дети местных пьяниц, социальные сироты.
Первая упряжка с помощью была отправлена из Москвы в Мезень в 2001 году. Сначала помощь предназначалась детдомовцам. В 2004 году Попечительский совет организовал акцию «Письмо в кармане», когда кроме вещевой помощи детдомовцам привозили письма от людей, желающих с ними переписываться. Завязавшаяся тогда переписка продолжалась не один год. В 2006 году детдом решили расформировать, как нерентабельный, а детей перевести в городские учреждения.
Местный священник, о. Алексей Жаровов со своей супругой, матушкой Ольгой с момента своего приезда в Мезень навещал детей в детдоме, занимался с ними. Когда детдом стали расформировывать о. Алексей и матушка Ольга сделали все для того, чтобы у детей была возможность остаться в родных местах. Некоторые местные жители изъявили желание взять детей в семьи. Но адаптация к жизни семье к тому же в сельской местности, для ребенка с рождения жившего в детдоме на всем готовом – дело не одного дня. О. Алексей и матушка Ольга не ставили задачи создать собственный семейный детдом, но, в результате, прежде чем попасть в приемные семьи, или уехать в город на учебу, пятеро детдомовцев некоторое время прожили в доме священника. Две девочки, Маша и Саша живут у о. Алексея до сих пор. Организовать проживание детей, обучение их навыкам самообслуживания и жизни в семье было нелегко. Посылки со всем необходимым для занятий, с теплыми вещами и бытовой техникой собирали в Москве для отправки в Мезень волонтеры попечительского совета. Все это время матушка Ольга вела с ними переписку, фрагменты которой публиковались в интернете, в частности, на сайте Милосердие.ru:
  1. Мезенская упряжка: Второй усыновленный ребенок и бывший книжный магазин
  2. Мезенская упряжка: + 2
  3. В Мезени еще двое детей в семье!
В результате многие детдомовцы все же остались в Мезени. Младших взяли непрямые родственники (бабушка, тетя и т.д.). Всего мезенских детдомовцев было 21 человек. Статистика на май 2010 вышла такая: трое выпускников окончили городские училища и работают по специальности. 8 бывших детдомовцев учатся, из них шестеро в ПУ, один – в финансово-экономическом колледже, одна девочка – поступила в медучилище. Четверо живут в Новодвинском детдоме, двое находятся под опекой, еще четверо – в приемных семьях.

Из детдома – в дом

У о. Алексея Жаровова, настоятеля местного храма и его супруги, матушки Ольги было двое своих детей. С начала 2007 постепенно появились еще четверо детдомовцев – мальчик Антон и три девочки Женя, Анжелика, Саша и Маша. Все эти годы приемной семье помогал и помогает Попечительский совет свт.Алексия: покупка дома, лечение детей, посылка книг игрушек и одежды и многое другое. "Одного ребенка содержать трудно, но реально. А вот четверых, без вашей поддержки – ну ни в жизнь бы не отважились взять," – говорит об этой помощи матушка Ольга.
В детдом батюшка с матушкой ходили с момента своего приезда в Мезень. Вот что рассказывает о начале знакомства матушка Ольга: «Сначала учила через игру слушаться голоса нормальной громкости, подчиняться требованиям. Затем стала приводить в храм, учила как вести себя в храме, как по-человечески общаться. Со временем дети поняли, что слушаться меня интересно. Мы с ними делали поделки, готовили подарки и ездили к бабушкам в дом престарелых».

Согласились не все. Некоторым показалось, что в детском доме – комфортнее, летом на юг возят. Перед приемной семьей стояла еще одна задача – организовать деревенский быт рационально, по-поморски. В этом надеялись на советы и опыт прихожан. Если бы не уверенность в помощи прихожан на 4 детей Жарововы едва ли отважилась. А общее мнение прихожан было: «Хорошо, что не будет детдома, а дети останутся».

Геройства никто не планировал

«Когда мы собирались детей брать, меня мучили страхи, что не справлюсь, не смогу… Сна лишалась! – рассказывает матушка Ольга. – Правда, когда ребенок начинал жить у нас, все проходило. Сначала заботы, потом радость от узнавания, а теперь огромная радость оттого, что они живут с нами. Правда, я не рисуюсь. А тогда себя уговаривала: «Где двое, там и третий не помеха». Потом: «где трое – там и четвертый прокормится». Ну а девчонок как разделишь? Так что геройства никто не планировал».
Первой появилась в семье Жарововых Женя. Вот, что тогда писала нам матушка Ольга: «Женя живет у нас, постепенно проходит страх, что мы ее отдадим назад. Старается быть хорошей изо всех сил. Миша, наш сын, на удивление хорошо с ней сошелся, нравится быть старшим, умным и сильным. Ходит гордый, есть кого защищать, только никто не задирается. Постепенно покупаем Жене одежду. В первый вечер Женя говорит: «У вас Миша странный». Спрашиваю: Почему? Женя: "За целый день ни разу меня не избил». Ночью тайком объелась конфетами, слава Богу, только живот немного болел. Усиленно старается помогать по дому».
 
Потом появился Антон, а следом Анжела. Антона пришлось долго лечить, но приживался он хорошо. Из писем матушки Ольги: «Антон почувствовал себя хозяином в доме, проснулся. В детском доме он был на хорошем счету, потому что там главное было не мешаться под ногами. Теперь дрова колет, топит печь, носит воду и все это он делает с удовольствием!». С Анжеликой было сложнее: «Анжела привыкает с трудом,– писала матушка, –Живет у нас всего две недели, но уже соскучилась по скандалам и дракам. Начала с упоением рассказывать о том, как мама с отчимом дрались и скандалили. Было видно, что ребенку не хватает эмоциональных встрясок. Наша жизнь кажется ей слишком постной, если ее энергию не переводить в другое русло, она непроизвольно начнет создавать конфликтные ситуации». Маму Анжелы посадили на 6 лет за избиение детей. Девочка забита, издергана, запугана. С детьми не ладит, долгое время воспринимала только речь на повышенных тонах, так что матушка стала думать о проблемах со слухом. Девочка скучает по матери. Ходит на службы, молится о ней. И Анжелика, и Антон не любили читать. Матушка давала задания на развитие памяти и внимания, техника чтения в результате повысилась, но тяги к чтению не было. Тогда батюшка с матушкой объявили сбор детской литературы для сельских библиотек. Когда книги стали поступать, то сам процесс работы с книгами увлек детей, и они заинтересовались, что в них написано. Так сделали два полезных дела сразу: собрали комплекты книг для нескольких библиотек, и Антон теперь вечером читает хорошие добрые книги.
Матушка ездила в Новодвинск, общалась с детьми: «Там, евороотделка, – писала она, есть все, даже посудомоечная машина. Но будут ли дети приспособлены к самостоятельной жизни после выхода из детдома? Галя отказалась к нам ехать, понравились удобства. Дима, вроде бы, согласен вернуться. Когда я его спросила «Что тебе здесь не хватает? Ведь здесь разве что унитаз не золотой!» Он ответил «Мне нужен сарай. Я там буду велосипед ремонтировать». Если не передумает, возьмем к нам».
Из писем матушки Ольга: «Антон со времени начала жизни в приемной семье сильно изменился. Сейчас первое что бросается в глаза, так это его жизненная активность. Стало более ответственное отношение к учебе, повысилась успеваемость –вместо восьми двоек в четверти – всего одна в году. Стал общаться со сверстниками. По дому и в огороде работает с удовольствием. Все посадки на нем. Но один раз искали Антона с милицией. Нашли в 2 часа ночи в доме, где живет семья алкоголиков. Сидел и играл с их ребенком. Сказал, что ему там нравилось. Привели его, пропахшего табачным дымом, винными парами и запахом бомжатника. Сам не пил и не курил».
К осени 2007 в семье о. Алексея появились еще две дочки, сестрички Саша и Маша. О. Алексей и матушка Ольга давно хотели их удочерить, но их не отдавала бабушка. У бабушки девочкам жилось не сладко, однако ничего поделать было нельзя. Но здоровье бабушки ухудшилось, и органы опеки согласились отдать девочек в приемную семью. «Девочки быстро к нам привыкли, – писала матушка, – чувствуют себя нужными, но первый месяц для нас прошел непросто. Основная сложность – страх, неуверенность в завтрашнем дне. Отсюда спрятанная туалетная бумага, куски хлеба… куклы у каждой под матрасом. Но потихоньку все приходит в норму. Радует, что девочки рукодельные. Все девочки ходят в кружок вязания и пения. С удовольствием поют разученные молитвы на молебнах. Краткое утреннее и вечернее правило приняли и читают хором. Живем в доме, занимаемся благоустройством».

Мезенская упряжка сегодня

Сейчас в семье о. Алексея остались только Маша и Саша. Женя вместе с маленьким братом Алешей, который воспитываался в детдоме, перешла в семью Елуковых. Они тоже живут в Мезени. Анжела и Антон учатся в соседнем районе, поддерживают связь с приемными родителями. Матушка с батюшкой стараются помогать другим приемным семьям района, в своих поездках по району они стараются навещать семьи, где воспитываются мезенские детдомовцы. «Были мы пока что только в относительно доступных деревнях, – уточняет матушка, – но ездить стараемся везде. Сначала был интерес чисто бытовой: как максимально рационально организовать быт. Училась всему. И как русскую печь топить, и как там щи сварить. Теперь интерес иной. Здесь на Севере не принято женкам вступать в разговоры с мужчинами. А если мужчина священник, то и вовсе диалог крайне проблематичен. Вот я и езжу «чай пить». Мне это нравится. Женки здесь дивные, это мужики придумывают Древлеславлянскую православную поморскую религию, а у нас все спокойно. Были бы дети счастливы, да внуки здоровы. Начинаем о частном, заканчиваем общим. Мирно все, по-доброму и не спеша. Если какой сложный вопрос или ситуация нестандартная, так ведь и батюшка недалеко! К нему переадресую. Могу даже рядом постоять, если боязно».

Недавно в Мезени был организован Центр временного пребывания: «Центр у нас молодой, ему еще нет и года. Там находят кров люди пожилого возраста и дети. Бабушки и дедушки, которые не могут себя обихаживать, могут попроситься в Центр как на время, так и по постоянное жительство. Пожилые люди имеют возможность посещать свой дом (у кого есть силы). Особенно много бабулечек приходит на зиму. Зимы здесь суровые, а силы уже нет ни дров принести, ни воды, ни снег огрести. Уход за ними очень хороший. Здесь находят приют и дети, те, которых не могут содержать родители. Это не обязательно лишение родительских прав, можно на время, пока в семье какие-либо сложности. » – пишет матушка Ольга
Появился в Мезени и киноклуб. Устроили его в краеведческом музее. Один из залов перепланирован под уютный кинозал-лекторий на 20-30 человек. «Смотрим фильмы, поднимающие вопросы о смысле жизни, о шкале ценностей, ответственности за принятые решения. Недавно смотрели фильм «Поп» второй раз. Люди, как правило, приходят группами по личным симпатиям. Примерный возраст: от 15 и старше. Очень радостно, когда молодые люди участвуют в обсуждении. Кстати, заметила, что их высказывания наименее шаблонны, чем высказывания взрослого и пожилого кинозрителя» – рассказывает матушка.
А еще проводят конкурсы среди школьников, призы для этих конкурсов, маленькие сувениры, тоже обеспечивает Попечительский совет: «Если о конкурсах, то, нельзя сказать, что я их провожу. В школы нас только-только стали пускать. Я поддерживаю все, что направлено на возрождение духовных и нравственных традиций северного края. Очень интересно краеведение. Появляется возможность говорить о русских поморах как о части целого русского народа, поморской истории как общей истории России. Мы стремимся через историю родной деревни или села показать сопричастность к истории Поморья и России».
Детей, своих и чужих Жарововы стремятся не только приучить к труду, но и выявить и развить способности каждого. Да и бабушки в Центре временного пребывания рисовать хотят и вязать. А для творчества нужно не только желание, но и книги, краски, карандаши, картон, нитки, семена, инструменты, ноты, да мало ли что еще. Взять все это в северной глухомани негде. Вот и ждут в Мезени посылки, собранные в Москве руками волонтеров. 
P. S. Через год после опубликования этой статьи, в 2011 году, Жарововы взяли в свою семью еще трех девочек из Архангельского коррекционного детского дома: Алину, Веронику и Нину.   
      

211 16 74
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.kakpomoch.ru
«Какпомочь.ру» Попечительский совет во имя свт Алексия митрополита Московского



Дата публикации 24-10-2010
Презентация. Какпомочь.ру
 
 

 

Благодарим всех, кто помог нашим подопечным деньгами, делом или молитвой.

Также благодарим тех жертвователей и помощников, которые пожелали остаться неизвестными.

Просим прощения, если забыли чьи-то имена. Спасибо всем огромное и низкий поклон!