На Главную На главную E-Mail Обратная связь    English version
   
Попечительский совет во имя свт. Алексия митрополита Московского
 
     
Попечительский совет
во имя свт. Алексия митрополита
Московского
 
  Попечительский совет во имя свт. Алексия митрополита Московского        
Нужна помощь
 
О Проекте
 
Статьи
 

"Рядом постоять...": разговор с Е.В. Тростниковой о милосердии

Мы взяли интервью у Елены Викторовны Тростниковой, руководителя фонда «Человек и его вера». Профессиональная деятельность Елены Викторовны связана с Издательским Советом РПЦ. Елена Викторовна рецензирует книги, представляемые в Издательский совет для разрешения к печати от лица Церкви. Помимо этого, Елена Викторовна – автор и составитель популярных книг о вере и Церкви для детей и взрослых: "Апостол и Евангелист Иоанн Богослов", "Молитвы для самых маленьких", "Книга пророка Ионы", "Ноев ковчег" и т.д.

Конечно, Попечительский совет интересовали суждения Елены Викторовны о деле милосердия. Сегодня разговор шел не о конкретных делах, в которых участвовал фонд «Человек и его Вера», а о самом милосердии. Каждый христианин хотя бы раз протягивал руку помощи, а как трудно протянуть руку и не упасть самому, об этом мы редко задумываемся. Да и не только об этом мы говорили. Разговор получился долгим и интересным и, будем надеяться, за ним последуют другие. Вопросы задавала Екатерина Потапова.

- Как Вы относитесь к тому, что сейчас публикуется информация о дореволюционной благотворительности?

- Я ее не встречаю и не читаю. Это очень интересно, но если бы я и видела эти публикации, у меня не хватало бы на них времени. Это не только очень интересно, но и очень нужно. В тех редких случаях, когда я хоть что-то об этом читала, я получала огромную душевную пользу, покаянное чувство - что живу не так, что надо жить к Богу и к людям.

 - В настоящее время часто пытаются сравнить меценатов прошлого и современных спонсоров. Как Вы относитесь к таким параллелям?

 - Кого с кем сравнивают, я не знаю, и меня это не волнует. Если отдельные дореволюционные благотворительные меценаты, начиная от св. Елисаветы Феодоровны, Алексеева и тех, имена которых я забыла, но какие-то эпизоды помню, - для меня живые и реальные люди, то современные меценаты в таких масштабах для меня – terra incognita. И я вообще не думаю, что нынче, как и тогда, благотворительность – это нечто единое. В любые времена мотивы могли быть самыми разными. Критерий-то один - лепта вдовы. А понятие "мецената" в чисто социальном плане (а точнее, экономическом) невольно переводит стрелки на то, кто сколько вложил в корвану, и вложил ли вообще. Вот волонтер - это более оправданное понятие: человек, который своими действиями служит ближним; тут мотивация служения все-таки преобладает. Но это люди, до которых мне уже не дорасти (по возрасту и пути жизни) и которыми я могу только восхищаться издалека. Издалека - чтобы не примерять на себя непосильную для меня одежду служения.

 

- Как Вы относитесь к профессиональной благотворительности? С одной стороны на профессиональные фонды много нареканий в бездушности и равнодушии, с другой, они могут аккумулировать больше средств и более серьезно помогать?

 - Я вообще не знакома с профессиональной благотворительностью (даже в общих ее основах) и как-то не стремлюсь с ней знакомиться. Слово "благотворительность", а я этого слова боюсь: уж очень оно далеко отошло от своей этимологии, как бы предполагая, что человек путем каких-то организованных усилий может "творить благо" (или "делать добро"). А в наше время происходит совершенно страшная вещь: государство и общество отказывается от ответственности за судьбы своих граждан, перекладывая не ответственность, но интерес на плечи "благотворительных организаций" и "частной благотворительности". Каковы бы ни были эти интересы в разных случаях - от самых альтруистических до самых корыстных (думаю, на практике представлен весь спектр) - неверно и ужасно само положение вещей. Но оно, увы, удобно, такая нормальная энтропия, такой естественный распад. Общество, в целом, уже сбросило с себя эту ответственность за слабейших, за будущее. При этом у нас пруд пруди милосердия, есть из чего устраивать шоу. Кстати, если общество потянет "с перепою на солененькое" - с порнушки и хохмачества на слезные истории о самопожертвовании, милосердии и так далее - этих историй в жизни можно будет набрать на полноэкранное время всех каналов.

 

 - На нескольких форумах  в Интернете Вы излагали так называемые ОБДЖ: основы безопасной духовной жизни благотворителя. Не могли ли Вы в двух словах рассказать о них?

 - Я просто открывала тему, чтобы люди могли делиться своим опытом, чтобы можно было говорить о своих ошибках и чуточку учиться на чужих, чтобы делиться тем, что болит, и прочувствовать это вместе. Я не могу рассказать о том, что обретается через страдание и сострадание, через приятие, как всякая истина. Я не теоретик духовной жизни.

 - Что бывает, если человек, который хочет помогать другим, не знает подобных законов и не задумывается о них?

 - Человек, который хочет помогать другим, всегда не знает этих законов и всегда знает их. Такая вот антиномия: если "хочет помогать" - значит, уже что-то знает внутри себя, а не задумываться не может - не такое же он бездумное существо, что в любую воду суется не зная броду. Но он не имеет опыта. ОБДЖ - это просто обмен опытом. Он усваивается через сочувствие и предупреждает отказ от предвзятых заблуждений таких, как "раз я хочу помогать ближнему, то я хороший", или "раз я хочу помогать ближнему, то я смогу ему помочь", или "раз я хочу помогать ближнему, то он мне будет благодарен".

 - Какая основная идея фонда "Человек и его Вера"?

 - Основная идея всякого милосердия четко выражена Спасителем в притче о милосердном самарянине: "Кто ближний твой?" И еще в том Евангелии, что читается в Неделю о Страшном Суде. Объединились на форуме - Бог привел – значит, само это объединение служит тем ближним, которые "завелись" на форуме. Упаси Боже играть в игру "Чип и Дейл спешат на помощь!"

 - Кому и как фонд сейчас помогает?

 - Кому и как - есть тема с обобщающим списком на форуме. Тут важно, что у каждого из нас остается своя "левая рука", о делах которой не знает никакая правая. Нам нередко "идейные христиане" (или идейные противники христиан) задают провокационный вопрос: какие же вы христиане, если вы публично свою деятельность ведете? По их мнению, видимо, "христианин" лучше даст помереть человеку, чем засветится, вызывая к нему "Скорую". А ведь у каждого из нас есть своя сфера жизни, где есть место для сего угодно и сколь угодно тайного. Что же касается до тех, кто жертвует нам для помощи людям, как правило, они все с разной степенью настойчивости просят, чтобы это не было известно. И члены Совета Фонда имеют полную возможность вносить свои лепты без всякого ведома остальных членов Совета

 - Семья и благотворительность? Одно помогает другому или мешает?

- "Благотворительность", которая мешает семье, разрушает или мешает строить малую Церковь - есть злотворительность. Другое дело, что мы все не умеем строить главное - семью. Это в царских домах Европы (и России) дети приучались с пеленок участвовать в делах милосердия - это было нормой, как гигиена или образование, нормальное проявление жизни. А у нас... В хорошей семье - в той жизни, к которой она должна стремиться - необходимо есть и совместные дела милосердия, и простор для личных тайных таковых дел каждого члена. Это логично даже с вынесением христианской морали за скобки: поскольку все мы, и каждая семья, обязана помощи многих и многих людей. В этой "круговой поруке добра" участие необходимо, если такого участия нет, семья гибнет. Другой вопрос, страшный соблазн - вот та самая "злотворительность", о которой я говорю, - это антиевангельское предпочтение "помощи дальнему" (которая никогда не оказывается помощью, никогда не приносит доброго плода!) помощи ближнему, жертва ближними в пользу дальних. Об этом можно говорить очень много, и от этой беды никто из нас не свободен.

 - Как Ваши близкие относятся к тому, что ВЫ занимаетесь благотворительностью?

 - Я очень надеюсь, может быть, тщетно, что они не считают, что я занимаюсь благотворительностью. Я очень надеюсь, что я не занимаюсь благотворительностью... А "грехи молодости" (якобы благотворительности) мне поминают до сих пор, и ошибки мои сказываются в жизни моих близких, которым они портили жизнь. Какие ошибки? Те, о которых я говорила, когда, пытаясь помочь или не умея отказать нуждающемуся, не находила способа оградить своих родных.

 - Как помогать другим и не гордиться этим?

 - Господи помилуй! Да если хоть чуточку гордиться, невозможно помочь другим! Простая практика, простой опыт битья об эту стенку показывает действие этого простого (элементарного, краеугольного) закона и помогает - при реальном желании помочь – перестать наступать на эти грабли. Значит, наверное, вот вам и "основной закон основ безопасности". Итак, формулирую: любое "доброе дело" возможно сделать только на основе стыда перед тем, для кого ты его делаешь (за то, что тебе лучше, чем ему), и надежды на Бога, и благодарности Ему, что Он дает тебе "рядом постоять" в этом деле, которое на самом-то деле не тобою делается, а Им. Когда у нас был духовником о. Святослав, он постоянно твердил нам: «Не думайте, что вот вы такие хорошие и потому делаете такое хорошее дело, которое без вас не сделается. Нет! Станете вы плохими, будете плохо делать, Господь у вас это дело заберет и других поставит». Делает-то все только Он, вот в чем штука. Человек, когда теряет это сознание и благодарность, не может ничего доброго сделать. Потому что перед ближним он оказывается лицемером.

 - А любовь?

 - Вообще ничего в мире нельзя сделать иначе, как любовью. А любовь поддельной не бывает. Там где любовь, там не может быть гордыни. Там где гордыня, там нет любви, а значит, ничего доброго и не сделается. Человека же все-таки как-то интересуют и результаты собственных усилий; если он не полностью лицемерно хотел помочь кому-то ближнему, ему не безразлично, что с тем стало в результате его попыток. И видишь в результате: ага, хотел помочь, а сделал только хуже! Значит - делалось-то не для Бога и ближнего. Очень познаются тут практически те слова преподобного Серафима о самом главном, которые меня с юности мучили и смущали: доброе дело, не ради Христа делаемое, не дает плода (духовного). Об эту стенку можно биться лет 20, как билась я. Слава Богу, фонд помощи эти мучительные одиночные попытки жить по Евангелию - помогать тем, кого Бог перед тобой поставил - "упростил". Как называется одно ЖЖ-сообщество, "вместе сможем".

Дата публикации: 11.04.08

 
 
  Благотворительный аукцион  
  Все лоты    
 
 
 
Дизайн:
Программирование: Соловьев Иван
2008 г.